Пасха в Иерусалиме в IV веке

Благодатный огонь

Через празднества и по прошествии веков евангельские события ощущались как живые там, на Святой Земле, которая до сих пор хранит память о присутствии Господа. Когда великому катехизатору Иерусалимской Церкви святому Кириллу были необходимы очевидные доказательства о Господе нашем Иисусе Христе, он мог просто обратить взор оглашаемых к лежащим вокруг святым местам, чтобы показать им живые свидетельства. «Вот святое древо Креста, – говорил он им. – А та пальма в ущелье свидетельствует о ветвях, которые были в руках у детей, восхвалявших тогда Господа; Гефсиманский сад – об Иуде; святая Голгофа свидетельствует о воскрешении из мертвых; о святости Гроба свидетельствует камень, лежащий до сего дня». Памятники, свидетельствующие о земной жизни Господа живы в Иерусалиме, в нем и его окрестностях каждый угол и каждая пядь земли связаны с каким-либо святым событием или воспоминанием. Чуть ли не сам голос Богочеловека звучит еще в Святом граде, где неизменным сохранялось Его учение. И потому, когда возникали у некоторых сомнения в истинности учения или какие-либо затруднения, святой Феодосий писал императору Анастасию I: «Как и прежде, спустя более пятьсот лет после явления Христа, мы, жители Иерусалима, учим вере», выразительно намекая на преимущественное место матери Церквей в христианском мире.

И другие празднества и богослужения, особенно богослужения Страстной седмицы, не ограничивались только волнующими святыми песнопениями и евангельскими чтениями. Это были настоящие паломничества по святым местам в стенах Святого города и вне его, историческим воссозданием на том же месте страстей и воскресения Спасителя.

В Великий вторник после окончания ночного богослужения епископ, сопровождаемый прихожанами, переходил на Елеонскую гору и там, в пещере, где обычно встречался Господь со Своими учениками и учил их, владыка читал соответствующую часть из Евангелия от Матфея со словами Спасителя к ученикам: «Спешите и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26, 41), совершал молитву и, благословив народ, отпускал его. Поздно ночью все возвращались в Иерусалим.

В Великую среду после окончания вечерней службы на Голгофе все переходили в храм Воскресения. Епископ входил в святую пещеру, а один из священников, стоя перед оградой, читал евангельское повествование о предательстве Иуды, вызывающее слезы и сетования предстоящего народа (словно само место, на котором читался этот отрывок, рыдало и стенало, так как не было ни одного, кто не разразился бы слезами).

В Великий четверг около восьмого часа народ собирался на Голгофе, где кроме обычных служб, по всей вероятности, совершалась литургия, как и в храме Креста. Около первого часа ночи по уведомлению архидиакона с пением все восходили на Елеонскую гору, а после соответствующих чтений из Евангелий и различных песнопений глубоко за полночь поднимались на вершину горы на Эмвомион, где антифонно клир и народ пели различные святые песнопения. Вместе с первыми петухами все спускались к подножию горы, где снова звучали песнопения и произносились молитвы. Из Евангелия от Иоанна читалась молитва Спасителя в Гефсиманском саду.

Потом медленно шли в то место, где Господь был взят стражниками и толпой иудейской. Там читалось евангельское повествование об этом событии. Во время чтения слезы, стоны и крики народа оглашали Иерусалим. Затем процессия с фонарями и светильниками входила в Иерусалим и крестным ходом через весь город шла к храму Креста, где до утра совершалась всенощная в присутствии всех верующих – мужчин и женщин, старых и молодых. Ближе к утру из Евангелия читалось о первом суде Пилата, а епископ обращался к народу, живо изображая своим словом страдания Спасителя.

Чаще всего в день страстей Господних народ ранним утром шел на Сион и прикладывался к хранимой там частице колонны, у которой, привязанный, был бичуем Господь. В тот же день на Голгофе воздвигалась епископская кафедра и перед ней престол. В серебряном ковчеге приносили деревянную частицу Креста, охраняемую диаконами. Епископ частицу держал в руках, пока к ней подходил и прикладывался народ. В том ларце лежали и святыни иудейской древности, кажется, из Рима, где они находились, захваченные императором Титом. Константин Великий отослал их в храм Воскресения. За этим обрядом, при котором позднее пелось Трисвятое, следовал переход в храм Креста, где с полудня до третьего часа читалось из Священного Писания все, что посвящено страстям Спасителя, с перерывами для вознесения молитв. В третий час читалось из Евангелия от Иоанна о последних мучительных минутах Спасителя на Кресте, а после особой молитвы все шли на Голгофу, где пелись положенные песнопения и возносились молитвы Богу, потом – в храм Воскресения, где читалось из Евангелия об испрошении у Пилата тела Иисуса для положения его в пустую гробницу. Всю ночь с Великой пятницы на Великую субботу клиром и монахами совершалась непрерывная всенощная. В день Великой субботы в третий и шестой часы совершалось все, как и в остальные дни Страстной седмицы, только девятый час имел особенность: во время него новообращенные христиане, одетые в белые одеяния, сопровождая епископа, шли в храм Воскресения, где возносилась за них молитва Богу. Оттуда они переходили на Голгофу, где уже собиралось множество народа и совершалась литургия. Потом все спускались к Святому гробу, слушали евангельское чтение о воскресении Спасителя, епископ совершал литургию и отпускал народ – достаточно быстро, чтобы более не утомлять его после долгой всенощной и продолжительных обрядов всей Страстной седмицы.

***

С какой же особой радостью совершался «праздников праздник и торжество из торжеств» – Пасха, которой были посвящены все последующие дни! Ежедневно службы совершались в храме Воскресения, в храме Креста, на Масличной горе, в Вифлееме, в Вифании… Каждый день, в течение Светлой седмицы, был обычай: после трапезы епископ, сопровождаемый новопросвещенными, большим количеством народа и монахами, поднимался на Елеонскую гору, а оттуда с зажженными лампадами и пением псалмов все спускались в храм Воскресения. Такое шествие предпринималось и при восхождении на Сион в первый день Пасхи. Читалось Евангелие о первом явлении воскресшего Спасителя ученикам, пелись подобающие святые песнопения и читались молитвы об оглашенных и верных. Еще большее шествие было на гору Масличную и оттуда к храму Воскресения на восьмой день после Пасхи. Ко времени вечерни достигали храма, после завершения которой участники крестного хода сопровождали епископа на Сион, где прочитывалось Евангелие нового явления Спасителя ученикам и осязание Его Фомой.

От Пасхи до Пятидесятницы никто в Иерусалиме не постился, конечно, кроме среды и пятницы, и даже «отступники» не постились в те дни, когда совершалась литургия на Сионе.

Источник

(17)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *